«Главное — перебороть страх. Это чувство мешает большинству начинающих, и юные спортсмены не могут применять свои силы и возможности в полной мере»


Максим, вы с пяти лет обучались дзюдо в «Самбо-70» — школе с историей, где царит дух и единство. Какие здешние традиции отложились в памяти?

Однозначно, законы и порядки этой школы борьбы, можно сказать, впитались в мою кровь. Они помогают мне в любых ситуациях. Что касается традиций, в первую очередь это торжественная клятва верности, на самбовке, стоя на одном колене, мы дружно дали обещание всю жизнь блюсти обязанности и правила, которые предписаны самбисту при поступлении в это учреждение. Вот слова из клятвы воспитанника школы «Самбо-70»: «Торжественно клянусь: добросовестно относиться к своим обязанностям; соблюдать устав и распорядок ЦО «Самбо-70»; примерно вести себя; воспитывать в себе скромность, аккуратность и вежливость; учиться преодолевать трудности и помогать слабым». Я считаю, после таких правильных наставлений со стороны школы и получаются добросовестные и честные люди.

Вашим первым тренером был Дмитрий Борисович Кабанов. Некоторые отмечают, что ребята, которые тренируются под его руководством, настоящие счастливчики. Вы согласны с этим мнением?

Конечно, так и есть. Хочу отметить не только заслуги Дмитрия Борисовича в становлении нас как личностей, но и тренеров группы начальной подготовки Дмитрия Викторовича Богатырёва и Павла Николаевича Талызина. Вместе они руководили огромным количеством учеников и успешно с этим справлялись.

Мы начинали наши первые тренировки в футболках и шортах, после уже предстояла сдача нормативов на белый пояс, так происходил отбор в дальнейший этап подготовки спортсменов. Мы стояли у истоков. Сейчас уже эти тренеры занимаются спортсменами высшего спортивного уровня.

В детстве, собираясь в школу, я включал на телевизоре канал «Карусель», там часто показывали программу, рассказывающую о разных профессиях. И однажды я наткнулся на обзор профессии тренера по дзюдо. В этой передаче я увидел Дмитрия Борисовича, моего тренера на тот момент. Сказать, что был ошеломлён, ничего не сказать — я был в восторге! И у меня, первоклассника, тяга к этому спорту стала ещё сильнее! Так что тренеры команды Д. Б. Кабанова сыграли ключевую роль в моём формировании не только как спортсмена, но и тренера.

После поступления в спецкласс школы «Самбо-70» вы тренировались сутки напролёт. Как большие физические нагрузки влияли на ваше самочувствие?

В юном возрасте не очень чувствуешь какие-то запредельные нагрузки, к тому же я был не один, со мной в классе учились ребята, которые тоже совмещали спорт и учёбу. Мы подпитывали друг друга энергией конкуренции и поддержки.

Насчёт самочувствия и качества сна. Где-то ощущался недосып, но при этом никаких осложнений со стороны здоровья не было. Каждые полгода мы проходили УМО (углублённое медицинское освидетельствование) и нам рассказывали о нашем состоянии здоровья, но до критичных показателей никогда не доходило. Да и тренеры следили, они ни в коем случае не допускали выгорания. Поэтому могу выразить только благодарность за проведённые в стенах этой школы дни.

Как выглядел ваш класс по сравнению с другими классами?

Конечно, в параллели вёлся контроль и за успеваемостью, и за спортивной составляющей. И тут нам не было равных! Я так говорю и сегодня, конечно, шутя, встречаясь со своими товарищами, выпускниками этой школы. На ковре мы яростно бились за золотую медаль, а у доски всегда старались отвечать на пятёрки.

Насколько я понимаю, тренеры в «Самбо-70» также контролировали вашу успеваемость. Применялись ли с их стороны какие-то санкции к тем, кто сильно отставал в учёбе?

Да, тренеры первыми узнавали об отставании спортсмена в учёбе, потом уже родители. Нас категорически не допускали к тренировке. Сразу же отправляли решать вопрос к преподавателю, по предмету которого был пробел. Конечно, не сразу удавалось решать эти проблемы, но мы очень старались сделать это оперативно — тренировки пропускать не хотелось.

Также вклад в ваше спортивное будущее внесли отец и сын Кузнецовы — Валерий Михайлович и Максим Валерьевич. Как долго вы с ними сотрудничали?

Сотрудничество… Не люблю это слово, как-то предвзято оно звучит. Отношения между нами были иными.

Это был один из этапов моей спортивной жизни. Жили мы в коммунальной квартире в Ясенево. Родителям трудновато было, их рабочий график изменился, водить меня в «Самбо-70» из-за этого они не могли. Соответственно, до пятого класса я учился в обычной общеобразовательной школе. Там не было секций единоборств. В один из прекрасных дней открыли ФОК, он находился как раз по дороге из школы, а там — секцию дзюдо. Туда и привёл меня отец вместе со своим другом и его сыном, тренер нас оценил и взял к себе.

Мы начали тренировки с трёх раз в неделю, далее стали заниматься больше. Тренеры Кузнецовы научили меня чувствовать партнёра, двигаться за ним с закрытыми глазами, за что я им безмерно благодарен!

Ближе к пятому классу в «Самбо-70» проходил торжественный турнир «Конфетка», на нём я занял призовое место. Тогда тренер Роман Станиславович Караванов предложил поступить в спецкласс. Конечно, мы не смогли отказаться.

В «Самбо-70» организация любых соревнований и мероприятий всегда на высшем уровне. Среди посещённых вами других городов были те, что по организации и атмосфере турниров превзошли Москву?

Трудно выделить что-то одно. В каждом городе чувствовалась своя атмосфера, к тому же многое зависит от масштаба соревнований, некоторые из них были городские, какие-то — областные, международные. Могу сказать одно: каждые соревнования были проведены на максимуме возможностей организаторов! Если это были международные, типа Кубка Европы, то, безусловно, требования по организации были высоки. К каждому спортсмену был прикреплён помощник (волонтёр), который облегчал подготовку к встрече (схватке).

Так что всё зависит только от масштаба проводимых соревнований. В любом случае каждый старт был важен и по-своему зрелищен.

Однажды вы решили попробовать себя в роли помощника тренера в школе единоборств «Три медведя». Как считаете, для того чтобы работать инструктором или тренером, достаточно только спортивного опыта?

Я так не считаю, поскольку тренер это в первую очередь кладезь знаний, у него есть набор разных спортивных качеств. Он должен тщательно подбирать и выстраивать концепцию тренировок под каждого спортсмена. Мало дать просто задание, важно его правильно преподнести, объяснить методику выполнения, найти общий язык со спортсменом. Это особенно видно с юными спортсменами, они, можно сказать, зеркало твоих действий. Во многом благодаря правильно заложенному в спортсмена фундаменту из базовых вещей и упражнений с каждым годом тренировки становятся для тренера более приятными. Вы не тратите время на объяснение и прохождение старого материала, потому что он правильно отложился.

Нечасто встречаешь человека, который совмещал бы и школу, и спорт, и тренерство. Как всё же вы расставляли приоритеты?

Всегда приходилось чем-то жертвовать. Понятие «личное время» растворялось с постепенным увеличением количества учеников, необходимо было добавлять часы для работы со спортсменами. Но это на самом деле оказалось солидной инвестицией. На первых этапах для меня тренерство являлось обучением, позволяющем практиковаться напрямую. Вещи, внедряемые в тренировочный процесс, не всегда были эффективны, приходилось менять план тренировок, методику изучения материала.

Занятия мною проводились не каждый день, как сегодня. Нагрузка была распределена на неударные дни в школе. Поэтому хватало сил на домашние задания. Личным занятием спортом я не пренебрегал, дополнительно занимался как на ковре, так и в спортивном зале. Нужно было готовиться к запланированным соревнованиям. К счастью, ещё никто не отменял репетиторов, заработанные деньги шли на них. Поэтому учёба была подстрахована.

В этот период вам даже удалось занять третье место на первенстве России, к которому вас подготовили Роман Станиславович Караванов и Олег Васильевич Чернушевич. Как думаете, если бы вы больше концентрировались на личных тренировках, результат был бы выше или это максимум, который на тот момент могли показать?

Однозначно результат мог оказаться выше. В этой ситуации сыграла решающую роль внутренняя подготовка, на тот момент я боролся в самой тяжёлой весовой категории. Большинство профессиональных спортсменов и следящие за этим видом спорта знают: у «тяжей» борьба до одного броска. К тому же на этих соревнованиях была применена знаменитая система с выбыванием после набора шести штрафных очков. Если вкратце, выиграв схватку с минимальным преимуществом, спортсмен набирает два штрафных балла. У меня было порядка шести схваток. И, конечно, не всех удавалось пройти чисто выигранной встречей. Поэтому результат был таков, но в целом я считаю его неплохим.

Как считаете, воспитанники вашей школы будут одними из главных претендентов на золотые медали на ближайших турнирах уровня первенства Москвы?

Конечно, ожидаем от спортсменов максимальных результатов на соревнованиях такого уровня.

Что, по вашему мнению, нужно развивать у юных спортсменов? На что вы делаете акцент в своих тренировках?

Мой подход к ребёнку начинается со знакомства, крепкой стойки в партере и на ногах. Большое внимание уделяем прыжкам, ребята должны научиться чувствовать свой центр тяжести, после переходим уже к изучению захватов с элементами «скруток». Немаловажно — игры, которые в детях развивают волю к победе. С их помощью очень хорошо развивается командный дух. И не забываем про базовую ОФП, ребёнок должен правильно выполнять приседания и твёрдую стойку на руках в упоре лёжа.

Максим, какими советами вы можете поделиться с юными спортсменами, занимающимися единоборствами?

Главный совет, на мой взгляд, — перебороть страх. Это чувство мешает большинству начинающих, и юные спортсмены не могут применять свои силы и возможности в полной мере. А ещё нужно иметь в виду, что ключевой фактор в борьбе — это быстрый анализ, понимание, в какую сторону и куда надо тянуть противника. Над этим тоже нужно работать.