«Быть чемпионом страны — здорово. Но я понимаю, что это просто ещё один этап в моей карьере»


Марк, в детстве вы занимались и футболом, и теннисом, и боксом, и плаванием. Но в бассейн тянуло больше?

Почему всё-таки плавание? Наверное, это больше был выбор родителей. Они решили отдать меня в плавание, потому что достаточно безопасный вид спорта, менее травмоопасный, развивает тело во всех направлениях, в плавании работают все группы мышц. Не скажу, что мне не нравилось. Конечно, я с удовольствием ходил на плавание, но одной из причин были быстрые успехи. Меня где-то за полгода перевели уже из, так скажем, «лягушатника» в спортивную школу, и я стал заниматься полупрофессионально. Начал плавать в большом бассейне, тогда для меня большой бассейн был 25 метров.

Вы сменили нескольких тренеров по плаванию. Переход от одного к другому наставнику — ваше желание или, может, инициатива родителей, которые были недовольны текущими результатами?

На самом деле достаточно интересная история. Первого тренера я сменил в связи с тем, что просто выросли результаты. И это был мой первый тренер, который просто вывел меня из яслей в более профессиональную группу. Потом у меня был застой в результатах, меня перевели к другому тренеру. После этого мы с родителями переехали. И вот с последним тренером я уже достиг основных успехов, получил к. м. с. и определился со своей специализацией в плавании, перешёл на длинные дистанции.

У каждого спортсмена остаётся в памяти, как в юном возрасте он получал разряды. Вы хорошо помните день, когда выполнили норматив к. м. с. по плаванию?

Да, безусловно. Мне было тогда лет двенадцать, и я его выполнил на дистанции 800 м кролем. Это были соревнования в Москве, первенство какой-то школы олимпийского резерва по плаванию, мы ежегодно принимали участие с моим тренером. На дистанции он меня сильно подгонял, потому что видел, что я плыву на к. м. с. Я норматив выполнил и после этого уже выполнял на других дистанциях, у меня к. м. с. был практически на всех дистанциях кролем, которые сейчас известны.

Вы должны были поступить в кадетское училище, но после общения со своим прежним тренером передумали и решили пойти в триатлон. После первого сбора в Ялте были уверены в том, что у вас всё сложится в этом виде спорта?

После первого сбора в Ялте по триатлону была не то чтобы какая-то уверенность, но я понимал, что, скорее всего, у меня получится, потому что в меня очень верили тренеры, и я видел, что нахожусь на несколько более высоком уровне, нежели мои сокомандники. Ждал первых соревнований, чтобы посмотреть, каково это выступать на триатлоне, как буду смотреться на уже всероссийском уровне, соревнуясь с самыми сильными на тот момент юношами.

Вы хорошо плавали для уровня триатлона, неплохо бегали. Быстро ли вам удалось набрать необходимые кондиции для велоэтапа?

На самом деле я достаточно быстро набрал велосипедные кондиции. В этом очень помог сбор в Ялте, там достаточно сложные трассы, практически нет равнины, везде приходилось ездить по горам. Ну и на первых соревнованиях у меня получилось показать достаточно смелый велосипед. Я выпал во второй группе, и один-единственный, кто попытался из второй группы переложиться в первую и в итоге застрял между первой и второй. Но моё рвение было оценено тренерами. Сказали, что я очень смелый парень. В то время во второй группе, конечно, никто даже не пытался как-то ускориться и переложиться в первую пачку.

А бег в триатлоне чем-то отличается от «обычного» бега? Нужно ли его по-другому тренировать?

Да, бег в триатлоне несколько отличается от чистого бега. В триатлоне это, естественно, медленнее, чем, так скажем, вчистую. Чтобы это отработать, нужно просто делать связки «велобег». Одно из упражнений, которые мы делали, — это короткие связки, допустим, 2 км плюс 500 м бега. И так десять раз. И вот вы постоянно бежите, едете, бежите, едете и постоянно сменяете бег и «вело». Это очень хорошо поднимает бег после велоэтапа, потому что ноги привыкают просто к загруженности после велосипеда и бежится уже совсем по-другому.

В 15 лет вы попали в юношескую сборную России и поехали на своё первое первенство Европы в Грецию. По вашим ощущениям, что у вас получилось на этом турнире, а что нет?

Первое первенство Европы было для меня достаточно запоминающимся. Много что получилось и в то же время не получилось. Соревнования проходили в два этапа: были полуфиналы и финалы на дистанции суперспринт. Я отобрался в финал «А». Было достаточно тяжело. У ребят уровень велосипедной подготовки был несколько выше, чем у меня, и я думал, что уже на велоэтапе проиграю. Но получилось дотерпеть и добежать до финала. В финале я выпал в лидерах. Нас было три человека: итальянец, испанец и я. Мы должны были уезжать в отрыв, но я, к сожалению, упал на повороте, и эти два парня поехали дальше. Потом упал ещё один парень, и в итоге все ехали в одной пачке. Но я не смог усидеть в первой группе из-за того, что из-за падения у меня случились технические неполадки. Этот старт дал, конечно, много опыта, что не нужно сильно закладывать повороты, чтобы не падать, и проверять всегда техническую часть в велосипеде после падения и быть как-то поосторожней. Но это было очень интересно, притом, что я никогда до этого практически не ездил за границу, а тем более на какие-то международные соревнования.

В этом же году вы освоили новую для себя дистанцию — спринт. Как лучше распределить силы на этой дистанции?

В спринте на самом деле сложно как-то разложить силы. Нужно работать с первых метров и до конца. Это не так интенсивно, как в суперспринте, но, тем не менее, нужно постараться быстро проплыть. Велосипедная часть будет уже достаточно посредственной, потому что все будут готовиться к бегу. И вот бег будет очень быстрым, потому что это всего 5 км, там все терпят до последнего и бегут очень быстро. Поэтому я бы распределил так: быстро проплыл, чтобы попасть в первую пачку, и в первой пачке, если не получается какого-то отрыва, уже просто ехал и готовился к бегу, где терпел бы до финиша.

Попав в юниорский состав сборной России, вы часто выступали на Кубках Европы и посетили много стран. Какая из поездок за границу стала самой запоминающейся?

Одной из самых запоминающихся была поездка в Польшу, в город Ольштын. Этот старт, кажется, был в апреле, невероятно холодно, температура воды составляла 12‒14 градусов. Мы плыли, естественно, в гидрокостюмах. И там была такая ситуация, что когда ты прыгаешь в воду, должен сделать руки, так как будешь плыть всю дистанцию, иначе у тебя их сводит — и всё, уже сложно что-то поменять. И температура воздуха тоже была так себе, думаю, где-то градусов десять. Пасмурно. В общем, этот старт мне запомнился нереальным холодом. Больше у меня такого не повторялось.

Некоторые спортсмены жалуются, что на международные турниры по триатлону возят в основном представителей Москвы, а у ребят из регионов почти нет шансов попасть туда. На ваш взгляд, это действительно так?

На самом деле я не считаю, что возят преимущественно ребят из Москвы. У нас ситуация в триатлоне такая, что Москва просто собирает самых сильных атлетов по стране. И если покопаться в московских архивах, вы просто увидите, что в сборной Москвы коренных москвичей довольно мало. И это не зависит от региона, это зависит только от ваших результатов. Ведь везёт не сборная Москвы, а везёт сборная России. А в сборную России нужно отбираться по своим результатам. Просто хорошо выступать, и тогда у вас всё будет, везде будут звать, и вы везде будете ездить.

На одном из этапов своей карьеры вы решили перейти к другому тренеру — Ольге Валерьевне Титовой и переехали из Москвы в Санкт-Петербург. С какими чувствами уходили от своего прежнего наставника, не оставалось на душе какой-то личной затаённой обиды?

Когда уходил, не было никакой обиды. Я, наоборот, очень признателен Елене Николаевне Антошиной. Она сделала очень много для меня, но мне пришлось признать, что наши пути на этом разошлись, я уже не видел своего прогресса в Москве. Я хотел сменить тренера для улучшения результатов. И всё. У меня на неё никакой обиды нет.

Как думаете, в чём крутость Ольги Валерьевны как тренера?

Прежде всего, это индивидуальный подход к каждому спортсмену. Она не пытается сделать универсальную программу для всех, она корректирует базовую программу под каждого. То есть большинство спортсменов готовятся по-разному, в зависимости от уровня подготовки либо же от специализации. Когда я готовился к чемпионату России, делал совершенно иные тренировки, нежели ребята, которые готовились к спринту, олимпийке. И это длилось не просто две недели — на протяжении трёх-четырёх месяцев. И сейчас, когда я уже стал чемпионом России, Ольга Валерьевна также идёт навстречу и позволяет мне тренироваться по программе другого тренера и совмещать с её программой. То есть сейчас я работаю так, что плавательную подготовку делаю по программе Ольги Валерьевны Титовой, а велосипед и бег — по программе немецкого тренера Джо Спиндлера.

На второй год занятий у Ольги Валерьевны вы выиграли чемпионат России по триатлону на средней дистанции. Что для вас значит быть чемпионом страны?

Это достаточно интересное чувство, но постепенно всё устаканивается, и я понимаю, что это просто ещё один этап в моей карьере. Достаточно высокий, никто с этим не спорит, но всё спокойнее и спокойнее к этому отношусь, хотя это очень приятно. Это дало некоторые преимущества мне, но в моей подготовке и в тренировках от этого ничего не изменилось. Я продолжаю работать, увеличивать свою физическую форму, продолжаю расти.

Марк, какими советами вы можете поделиться с теми, кто только пришёл в триатлон и хочет добиться успехов в этом виде спорта?

Всегда и везде, когда мне задают этот вопрос, я говорю одно и то же: постоянство и постепенность. Вы должны тренироваться постоянно и не форсировать нагрузку. Не нужно смотреть на атлетов высокого уровня и пытаться повторять их тренировки. Вы должны, даже если туда смотрите, адаптировать их под себя и понимать, что вы не сможете сделать с самого начала 20‒25 часов тренировочного объёма за неделю, и даже 15 часов для кого-то будет много. Но это не значит, что можно в один день потренироваться пять часов и потом неделю отдыхать. Старайтесь тренироваться постоянно и постепенно. Это два основных постулата, на которых строится тренировочный процесс в триатлоне, потому что нужно постоянно поддерживать объём, и объём — это единственное, что ведёт вас к результату.